rubin65

Category:

Почему Пекин и Нью-Дели не могут поделить главную реку Индии

В конце ноября 2020 года в Китае объявили о намерении построить очередную плотину на реке Брахмапутра. Новая дамба, которая появится всего в 30 километрах от индийско-китайской границы со штатом Арунчал-Прадеш, по версии Пекина, очень важна для окружающей среды, национальной безопасности, уровня жизни, энергетики и международного сотрудничества.

Китай и Индия делят немало рек, но самая главная из них — Брахмапутра, за чьи воды между ними развернулась самая настоящая битва. В рамках проекта «Война за воду» автор Telegram-канала «Индия Сегодня» рассказывает о водных спорах Пекина и Нью-Дели, а также инструментах давления на соседей.

По оценкам Организации Объединенных Наций, больше половины мирового населения будет жить в условиях дефицита или нехватки воды к 2025 году. Подавляющее большинство этих людей будут проживать в Китае и Индии. Увеличение площади орошаемых земель в сельском хозяйстве, рост промышленного производства, расширение потребления, растущий средний класс и иные изменения, вызванные развитием экономики в этих странах, будут оказывать всё большее давление на водные запасы.

Ожидается, что способность новой дамбы генерировать гидроэнергию будет в три раза выше, чем у плотины Центрального Китая «Три ущелья», которая имеет самую большую установленную гидроэнергетическую мощность в мире. Председатель крупнейшей строительной компании Китая Power Construction Corp of China Ян Чжиюн, заявил, что КНР «будет эксплуатировать гидроэлектростанции в нижнем течении реки Ярлунг Цангбо (тибетское название Брахмапутры), и дамба может служить поддержанию водных ресурсов и внутренней безопасности». В своём выступлении он также сказал, что это не просто гидроэнергетический проект и плотина важна для окружающей среды, национальной безопасности, уровня жизни и международного сотрудничества. 

Заявление вызвало шквал тревожных комментариев со стороны Индии и Бангладеш — и не без основания.

В июльском докладе Института Лоуи на фоне трений между Индией и Китаем на границе в Восточном Ладакхе было сказано следующее:

Китай объявил себя полноправным хозяином тибетских вод, что делает его верховным правителем семи самых могущественных рек Южной Азии — Инда, Ганга, Брахмапутры, Иравади, Салуина, Янцзы и Меконга. Эти реки впадают в Пакистан, Индию, Бангладеш, Мьянму, Лаос и Вьетнам, образуя самый большой речной сток из любого отдельного места... почти половина этой воды, 48%, поступает непосредственно в Индию.
Для Индии единственной областью, в которой статус Китая как «верхнего прибрежья» создаёт почти непреодолимую проблему, является обеспечение совместного доступа к трансграничным рекам. И как показали недавние столкновения на китайско-индийской границе, Нью-Дели должен оценить, как Пекин может «вооружить» своё преимущество над странами ниже по течению. Контроль над этими реками фактически даёт КНР возможность удушить индийскую экономику.

В то же время китайская Global Times цитирует Линь Боцяна, директора Центра исследований экономики энергетики при Сямэньском университете:

…гидроэнергетические проекты на трансграничных реках не могут быть развиты без связи и сотрудничества между странами верхнего и нижнего течения.

Однако в Нью-Дели едва ли забудут, что Китай может в любой момент использовать дамбы в качестве оружия в пограничном конфликте.

Река Брахмапутра берёт начало в Гималаях и протекает через Китай, Непал, Бутан и Индию, прежде чем принять в себя воды священной для индуистов реки Ганг и достигнуть Бенгальского залива в Бангладеш. Бассейн Ганга и Брахмапутры — колоссальная речная система. В этом регионе живёт больше людей, чем во всей Западной Европе и Северной Америке, вместе взятых.

Расположенный в верховьях реки Китай обладает возможностью принимать решения, непосредственно влияющие на объём воды, доступной соседям в низовьях. Из всех многочисленных водных артерий, текущих из Китая в Индию и Бангладеш, Брахмапутра является самой важной. Её годовой объём трансграничного стока (средний объём речного потока, пересекающий международную границу) почти равен суммарным трансграничным потокам всех других рек, непосредственно впадающих в Индию из Тибета, и больше, чем объединённые трансграничные потоки Меконга и Салуина — двух главных рек Тибетского плоскогорья, протекающих в Юго-Восточную Азию.

В Индии проживает около 17% мирового населения, однако стране принадлежит не более 4% мировых пресноводных ресурсов. Источник примерно трети их них — реки, берущие начало в других государствах. Нехватка воды ведёт к росту экономических и социальных издержек, пока население и его потребности продолжают расти. Значительное влияние на запасы пресной воды в Индии также оказывают погодные условия. Короткий сезон муссонных дождей (июнь-сентябрь) ответственен за львиную долю ежегодных осадков, примерно половина которых выпадает всего за 15 дней, а 90% речных стоков сосредоточено в центральной части страны. В Китае проживает почти 20% мирового населения, а на его территорию приходится только около 7% пресноводных ресурсов. Страна уже сталкивается с дефицитом воды и проблемы усугубляются плохой экологией. Министерство охраны окружающей среды КНР считает, что примерно четверть речной воды в стране настолько грязна, что непригодна для питья, земледелия и даже промышленного использования.

Хотя Китай обладает независимыми водными источниками — то есть почти вся возобновляемая пресная вода идёт из рек, которые берут своё начало в пределах самой страны — распределение поверхностных вод географически неравномерно. Основная часть пресноводных ресурсов Китая расположены на юге и востоке страны. Центр и промышленный Север находятся в засушливом районе. Чтобы устранить этот дисбаланс, Пекин разработал амбициозный гидрологический план по отводу воды с юга на север. К 2050 году Китай надеется перемещать 45 миллиардов кубометров воды в год через ряд туннелей, акведуков и каналов. Инженеры также стремятся связать четыре главных водных пути страны: Хуанхэ, Янцзы, Хуай Хэ и Хай Хэ. План включает в себя три маршрута — Восточный, Центральный и Западный. Для последнего имеет решающее значение отвод воды из реки Брахмапутра.

Китай построил на своих реках больше плотин, чем весь остальной мир вместе взятый, и всё же не имеет соглашения о разделе вод ни с одним из своих соседей, включая Индию. Пекин также не ратифицировал Конвенцию ООН 1997 года о праве несудоходных видов использования международных водотоков, которая обеспечивает основу для многостороннего сотрудничества в области водных ресурсов. В статье 11 этого соглашения говорится о необходимости межгосударственного обмена информацией об использовании международных водных путей, а в статьях 21 и 23 подробно рассматриваются вопросы загрязнения и защиты водной среды. КНР считает, что Конвенция не учитывает должным образом интересы государств, расположенных выше по течению. Индия, со своей стороны, также не ратифицировала данное соглашение, вероятно, потому, что этот документ не имеет силы в отношении стран, не являющихся её участниками, таких как Китай. Хотя китайские лидеры долгое время отрицали возможность проведения крупных гидрологических работ вдоль Брахмапутры, в 2009 году началось строительство плотины Цангму, расположенной в нескольких километрах от границы с Бутаном и Индией. Дамба является частью одноименной ГЭС и поддерживает электростанцию мощностью 510 МВт. Строительство было завершено в 2014 году, а заработал проект в 2015.

Китай настаивает на том, что плотины являются и будут оставаться речными проектами, в которых вода будет возвращаться обратно после использования. Таким образом, не должно быть никаких опасений по поводу снижения уровня воды или возможных резких выбросов большого объёма. Это заявление воспринимаются индийским правительством с большой долей скептицизма.

Что вызывает особую озабоченность Индии, так это тот факт, что китайские плотины на Брахмапутре достаточно велики, чтобы их можно было переоборудовать и использовать в качестве хранилищ. Особенно если Китай решит, что ему необходимы средства в борьбе с наводнениями или для орошения (как в случае с плотиной Цангму). В отсутствие водного договора Пекин может в любой момент лишить Нью-Дели воды. По словам Чандана Маханты, возглавляющего центр окружающей среды Индийского технологического института (ИИТ) в Гувахати, китайские гидроэнергетические проекты могут превратить Брахмапутру в сезонную реку, что приведёт к дефициту воды в Индии. Ещё один риск — возможный сброс паводковых вод в сезон муссонов, которые могут затопить и без того проблемный в этот сезон бассейн реки Брахмапутра в Ассаме. Существуют опасения, что из-за отложений, задерживающихся в дамбах, Брахмапутра может потерять ил, который делает равнины в её бассейне плодородными. Нарушение естественных циклов паводков реки может отрицательно сказаться на богатой геоэкологической и биофизической обстановке на северо-востоке Индии. В свою очередь, любые изменения в экосистеме серьёзно скажутся на экономике региона.

Кроме того, все гидроэнергетические проекты расположены в очень изменчивой тектонической зоне. Их близость к известным геологическим линиям разломов, где Индийская плита сталкивается с Евразийской, делает их чрезвычайно сейсмоопасными. В 2008 году дамба «Три ущелья» на реке Янцзы рухнула под воздействием землетрясения (7,9 балла по шкале Рихтера) в восточной части Тибета, в результате чего погибло много людей. Этот факт не может не вызывать серьёзную озабоченность по поводу рисков, связанных с большими дамбами, построенными в таких сейсмически чувствительных районах. Строя плотины Китай также загрязняет реки. Нельзя забывать о качестве воды, которая поступает вниз по течению в Индию.

В настоящее время между Индией и Китаем не существует работающего механизма сотрудничества в области водных ресурсов. Пекин не подписал соглашений, регулирующих использование природных источников воды, ни с Нью-Дели, ни с кем-либо ещё из своих соседей и продолжает действовать в регионе в одностороннем порядке. Однако в 2002 году стороны заключили меморандум о взаимопонимании, в котором КНР согласился обмениваться гидрологической информацией о Ярлунг Цангпо (Брахмапутра), включая сброс воды на станциях Нугеша, Янцунь и Нуся с 1 июня по 15 октября каждого года. Эти данные необходимы Индии при составлении прогнозов наводнений Центральной комиссией по водным ресурсам. В 2006 году между двумя странами был создан совместный механизм экспертного уровня для обмена гидрологической информацией и обеспечения бесперебойной передачи гидрологических данных в сезон наводнений. В 2013 году это положение было продлено с уточнением, что в 2014 году обмен данными будет осуществляться дважды в день с 15 мая по 15 октября.

Однако Китай отказался делиться гидрологическими данными во время военного столкновения с Индией в Докламе в 2017 году, показав тем самым, что водный вопрос может быть использован как инструмент влияния на индийско-китайские отношения. В 2018 году процесс возобновился. Нужно отметить, что во время текущего противостояния между странами в июне 2020-го, Пекин не прекратил обмен данными и предоставил их в полном объёме. Несмотря на этот акт доброй воли, очевидно, что Китай в любой может использовать своё географичеcкое положение на Брахмапутре в качестве политического рычага. Возводя новые дамбы по близости от индийской границы и отказываясь делиться данными, которые имеют решающее значение для борьбы с наводнениями и планирования в период муссонов в Индии, КНР ставит своего соседа по реке в крайне уязвимое положение. Периодически появляющиеся в СМИ слухи о планах Китая перенаправить течение Брахмапутры с помощью туннеля в горах или направленными ядерными взрывами, каждый раз вызывают в Индии панику и напоминают о том, что водная бомба замедленного действия в китайско-индийских отношениях продолжает тикать.

Китай является источником трансграничных речных потоков в другие страны, однако важно помнить о том, что все ключевые реки берут своё начало из одного, так называемого «спорного» региона. Источники большинства великих речных систем Азии, включая Брахмапутру, Инд, Сатледж, Салуин и Меконг находятся высоко в горах Гималаев. Эти водные артерии проходят через 11 стран и кормят около двух миллиардов человек, но все они родом из Тибета. Тибетское плато — «водный кран» Азии и рука Пекина лежит на нём. Этот факт является критическим для понимания борьбы тибетцев за независимость, которую периодически поддерживают США и в которой Индия, как наиболее заинтересованная страна, сохраняет осторожную политическую позицию. С одной стороны, правительство Тибета в изгнании находится именно в Индии, в городе Дхарамсала. С другой — Нью-Дели старательно избегает заявлений о поддержке Далай-ламы.

Для Пекина сохранение Тибета частью Китая помимо важной стратегической цели поддержания территориальной целостности, означает также контроль над гидрологическим стержнем Мирового океана. Тибетское плато позволяет КНР оставаться водо-независимой страной, все основные реки которой берут своё начало в пределах собственных границ. Безусловно, эта позиция также даёт Пекину гидрологические рычаги воздействия на соседние государства, в первую очередь — Индию. Нью-Дели придерживает в рукаве карту независимости «Крыши мира» и сохраняет хорошие отношения с тибетцами и Далай-ламой, чтобы в случае чрезмерного давления Китая на «водные рычаги», либо поддержать Тибет, либо публично отказать ему в помощи. И то и другое может в случае необходимости послужить эффективным инструментом политического торга. 

Является ли ситуация в бассейне Брахмапутры явной и настоящей опасностью для Индии, или это просто одна из многих точек трения в сложных отношениях с Китаем? Любое продвижение вперёд по обеспечению гидроэнергетической безопасности в бассейне Брахмапутры потребует долгосрочного взаимопонимания между двумя странами. Таким образом, индийская гидрополитика сталкивается с серьёзной проблемой вовлечения Китая в устойчивый диалог и заключения договора о совместном использовании водных ресурсов, отвечающего интересам обеих государств. Проблема, стоящая перед странами-соседями в бассейне Ганга-Брахмапутры, осложняется тем, что в международной практике не существует прецедента для переговоров о справедливом распределении водных ресурсов. Участие в соглашениях об их совместном использовании остаётся добровольным, и Китай просто отказывается от диалога по этому вопросу. Пока что Нью-Дели не смог уговорить или заставить Пекин сесть за стол переговоров и добиться от него каких-то гарантий или уступок. Без КНР, владеющей истоками рек, любые соглашения между странами в этом районе не имеют никакого значения. Так или иначе, Индия и Китай должны будут выработать взаимно приемлемое решение о правилах пользования водными ресурсами. Очевидно и то, что в отсутствие подобного соглашения, проведение Китаем односторонней политики в области гидроэнергетики может поставить под угрозу выживание людей, населяющих бассейн Брахмапутры и привести к кровавой «войне за воду» в этом густонаселённом регионе. 


○ РИА «Федеральное агентство новостей» и телеграм-канал Индия сегодня. 4 декабря 2020

promo rubin65 август 9, 2018 06:11 2
Buy for 100 tokens
Как говорят великие, "человек делается мудрым не силою, а просто читая". Книга ─ это то чудо, которое сопровождает нас всю жизнь. Книга освещает и утверждает место человека на земле. Читать нужно не для того, чтобы возражать, не для того, чтобы безусловно верить и соглашаться, а для того, чтобы…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded